Better, Harder, Faster
Categories
Authorize
Login
Password
Sources rating
Live events
View entry

Экзамен по анатомии

0
no comments , views: 5/2454
Added: 10.01.19 12:37 from «Я Плакалъ»

Р’ Р·РёРјРЅСЋСЋ сессию второго РєСѓСЂСЃР° РјС‹ сдавали самый страшный для меня экзамен. Анатомию. Р?менно этот экзамен собрал СЃ нашего РєСѓСЂСЃР° щедрую пену отчисленных Рё безжалостно Р±СЂРѕСЃРёР» РёС… Р·Р° ворота Р’РЈР—Р°, РјРЅРѕРіРёРј навсегда закрыв доступ РІ медицину. Р?менно его РјС‹ зубрили РґРЅСЏРјРё Рё ночами, принимая таблетки для улучшения РјРѕР·РіРѕРІРѕРіРѕ кровообращения. Р?менно над проклятым Синельниковым рыдали Рё сходили СЃ СѓРјР° наши девчонки. Р?менно РёР·-Р·Р° него РЅР° три РґРЅСЏ Р±СЂРѕСЃРёР» пить заслуженный «забивала» нашего факультета Галик.

Неделя перед экзаменом прошла в каком-то бреду. Всей комнатой мы вставали по звонку будильника, вооружались честно украденными из лаборантской косточками и черепом и зубрили. Тащили на другой конец города тяжеленные тома атласов, чтобы посидеть в огромной очереди перед наформалиненными мумиями безвестных бомжей. По ночам, стучал зубами в нервной бессоннице истерик-Сашка. Я выкуривал за день по пачке сигарет и не мог без рвотного рефлекса смотреть на потрепанные обложки учебников. После экзамена даже курить на год бросил.

Неотвратимо приближался день экзамена. Р? РѕС‚ старшекурсников, чудом прошедших пытку анатомией, РјС‹ выведали, Рє РєРѕРјСѓ РёР· преподавателей лучше всего идти.

- Не дай Бог попасться Денисову, - делал круглые глаза третьекурсник Валентин. – Это – сразу хана! Он в прошлом году восемь студентов из двенадцати завалил. Ещё и хвастался потом.

- Если у вас Пивченко вел – то лучше ему попасться, - вещал четверокурсник Вовка. – Он вас знает, как облупленных. На что вы на занятиях тянули, то и поставит.

- Самый страшный – это РџСѓР±РёСЃ! – С…РѕСЂРѕРј соглашались РІСЃРµ старшекурсники. – Мало того, что душу вытрясет, так ещё Рё десяток дополнительных РІРѕРїСЂРѕСЃРѕРІ задаст. Р? РґРІР° балла влепит, оглянуться РЅРµ успеешь.

- Что за Пубис? – удивлялись мы

- Эх, вы, духи! – пожимал плечами Вовка. – Неужто профессора Лобко не знаете. Вы его фамилию на латынь переведите – что получится? Правильно – Пубис!

Профессор Лобко был легендарной личностью. Дважды в 1967-68 и 1988-89 он работал на Кубе. Можно сказать, что львиная доля современных врачей Острова Свободы прошли через его руки. Когда-то он заведовал кафедрой анатомии в нашем ВУЗе, но к годам моей учебы постарел, подустал и занимался только преподавательской деятельностью.

Куба оставила неизгладимый след в судьбе профессора. Он завел бородку а-ля Хемингуэй, обзавелся парой сотен темнокожих друзей и полюбил ром с сигарой.

Нашему факультету в этом году как-то с ним не повезло. Он не взял ни одной группы, лишь изредка появлялся на лекциях и заменах.

Р? РІРѕС‚ наступает день экзамена. Р’СЃСЋ ночь РјС‹ РЅРµ СЃРїРёРј. Кто-то молится, кто-то пьет успокоительное. Р’ ближайшей Рє общаге церкви пылают полсотни студенческих свечей. Р РѕРІРЅРѕ РІ полночь РёР· форточек раздается истошное «Халява, РїСЂРёРґРё!В» Р? РїРѕРґ редкий ленивый снежок тянутся СЂСѓРєРё СЃ распахнутыми зачетками. РњРЅРµ кажется, РІ ту ночь СЏ так Рё РЅРµ СѓСЃРЅСѓР». Только закрыл измученные бессонницей глаза, как раздалась раздражающая трель будильника.

Со стоном поднялся Сашка. Леха, казалось, и не ложился. Так и зубарил нервную систему под тусклой лампочкой.

Едем РЅР° кафедру. Р СѓРєРё-РЅРѕРіРё трясутся, лица РїРѕРґ цвет халатов. Полный автобус студентов – Р° стоит гробовая тишина. Кто-то уткнулся РІ учебник, пытаясь нализаться РІ последнюю минуту. Кто-то негромко шепчет, повторяя функциональные отверстия черепа. Люди РІ автобусе смотрят РЅР° нас подозрительно. Наркоманы что ли? Р?Рј невдомек, что Сѓ второго РєСѓСЂСЃР° экзамен РїРѕ анатомии.

Р’ РєРѕСЂРёРґРѕСЂРµ кафедры истерика достигает апогея. Где-то нервно смеются, РіРґРµ-то всхлипывают Рё рыдают. Девчонки РЅРµ накрашенные, зеленолицые. Р? РІРѕС‚ СЂРѕРІРЅРѕ РІ 9.00 РїРѕ РєРѕСЂРёРґРѕСЂСѓ раздаются тяжелые шаги приемной РєРѕРјРёСЃСЃРёРё.

- Р?РґСѓС‚, РёРґСѓС‚! – студенты вскочили, зашуршали шпаргалками, фальшиво заулыбались.

Р?РґСѓС‚. Денисов, Лобко, Дорохович. Мэтры! Грозная поступь империи, СЂРѕРґРЅРѕР№ язык которой – мертвая латынь. Рђ РіРґРµ же Пивченко? Где наша надежда?

- Уважаемые студенты, профессора Пивченко сегодня на экзамене не будет, он слегка приболел, - говорит Денисов.

Гром среди ясного неба! Все, хана нам! Наша молодая преподавательница Лагутина к экзамену не допущена, ибо регалиями не вышла. А Пивченко, который вел у нас кости и мышцы, «приболел». То есть бросили нас на растерзание чужим и незнакомым преподам!

- Заходите, коллеги! – Денисов широко открыл двери.

Р? РјС‹ пошли.

В коридоре кафедры можно снимать сцены из дурдома. Выходящие либо орут от радости, подпрыгивая на ход, либо стонут и рвут на себе волосы. Пубис привычно ставит заходные «двойки», Денисов не отстает.

- Р?РґРё уже, - толкает меня РІ СЃРїРёРЅСѓ РђРЅРґСЂСЋС…Р°.

- Нет, - я цепляюсь скрюченными пальцами за косяк двери.

- Р?РґРё! Это как Р·СѓР±С‹ рвать. Сначала страшно – потом будешь вспоминать Рё радоваться.

РђРЅРґСЂСЋС…Р° знает, что РіРѕРІРѕСЂРёС‚. РћРЅ РёР· нашего универа РґРІР° раза вылетал. Р?Р·-Р·Р° анатомии.

- Р?РґРё, - РђРЅРґСЂСЋС…Р° отрывает РјРѕРё СЂСѓРєРё РѕС‚ РєРѕСЃСЏРєР° Рё вталкивает РІ клетку СЃРѕ львами.

Остальное помню, как в тумане. По закону подлости мне достался один из «проклятых» вопросов, из тех, которые студенты никогда не учат: «Анатомы Советской России 30-х годов». Я из этих времен только наркома Луначарского помню, и Щорса со Сталиным. О чем и поведал преподавательнице – строгой даме бальзаковского возраста. Та недовольно поджала губы и назвала несколько явно еврейских фамилий. Подсказала, называется. Мне эти Ройзманы и Блюмберги далеки, как наследство Ротшильда.

- Ладно, переходите ко второму вопросу, - сказала дама, выводя в своем блокноте жирный минус.

Никогда раньше и никогда больше я так не радовался «тройке». Я вышел из кабинета, улыбаясь, как идиот, прижимая к груди зачетку и через каждый шаг кланяясь чудесной даме, которая простила мне Ройзманов и Блюмбергов и поставила троечку. Троюшечку! Тройбан!!! Я сдал!

Рђ вслед Р·Р° РјРЅРѕР№ выкатилась девчонка СЃ потока РїРѕ имени Катя. Катя звезд СЃ неба РЅРµ хватала, перед экзаменом РѕСЃРѕР±Рѕ РЅРµ напрягалась, РІСЃРµ Сѓ неё были хиханьки РґР° хаханьки. Р? РІСЃРµ РјС‹ подозревали, что сессии Катя РЅРµ переживет.

- Что у тебя? – налетели на Катю девчонки.

- Четыре! – Катя гордо продемонстрировала зачетку.

- Как четыре? – взвизгнули наши отличники, едва выползшие на заветную «четверку».

- А мне такой классный дедушка попался. С седой бородой. На Деда Мороза похож. Мы с ним пошутили, посмеялись, он мне четверку и поставил.

Ага, Дедушка Мороз. С бородой на кафедре только профессор Пубис. Воистину, незнание –благо. А экзамен это такая лотерея.



© Павел Гушинец (Доктор Лобанов)

read the full story

Leave comment

TEST Test