Better, Harder, Faster
Categories
Authorize
Login
Password
Sources rating
Live events
View entry

Что в имени тебе моём?

0
no comments , views: 7/1037
Added: 25.03.19 15:13 from «Я Плакалъ»

(из серии "Недеццкие сказки для перешкольного возраста")

– Только давай расценки сразу оговорим? – начала с места в карьер молодая королева.
– Люблю деловых людей, – похвалила фея. – Но не могу не задать один вопрос: с чего бы это вдруг царствующая особа сразу заговорила о деньгах? По моему опыту, вопрос оплаты королями всегда, по возможности, отодвигался куда-то подальше, чтобы по итогу извернуться и от оплаты отказаться.
– Спасибо, я уже наизворачивалась, – сообщила королева, отсалютовав двумя пальцами от виска. – Теперь стараюсь расставлять не только точки над «ё», но и черточки над «й».
– Похвально, – кивнула фея, – но я предпочитаю знать, за какую услугу назначаю цену.
– Накосячила я с тарифами в одном деле. Поэтому о расценках спрашиваю.
– Ну, ты расскажи, что да как, а я цену назову…
– Папенька мой идиотизмом никогда не страдал, но одна нелепая история выбила его из колеи, – начала королева…

***

Р’ планы мельника, возвращавшегося СЃ ярмарки, РЅРµ входило ночевать РІ лесу. Р?стории, услышанные РёРј РѕС‚ соседей РїРѕ торговому СЂСЏРґСѓ, будоражили воображение Рё холодили РєСЂРѕРІСЊ. Кто-то РіРѕРІРѕСЂРёР», что местные разбойники РЅРµ только обирают РґРѕ нитки зазевавшихся путников, РЅРѕ Рё привязывают нагишом Рє дереву посреди леса, сделав РёРј пару-тройку надрезов РЅР° коже – чтоб хищники учуяли РєСЂРѕРІСЊ. Еще кто-то рассказывал Рѕ лесных духах, морочащих голову РѕРґРёРЅРѕРєРёРј путешественникам, сбивающих СЃ тропы Рё заводящих РІ болотные топи, расположенные посреди леса. Уже РІ трактире, Р·Р° кружкой РїРёРІР°, которую мельник позволил себе РІ честь распродажи товара, услышал РѕРЅ Рё историю РѕР± оборотне, нападающем РЅР° лошадей. Собутыльник рассказывал, что ежели лошадка колдовскому зверю приходится РЅРµ РїРѕ РІРєСѓСЃСѓ, то РЅРµ брезгует РѕРЅ Рё возницей.
Все эти истории разом вспомнились, когда и лес и дорогу заволокло густым, словно вата, туманом. К тому же, запряженная в повозку белая лошадь непрерывно пряла ушами, вслушиваясь в звуки, которые не могло различить мельниково ухо.
Вдруг лошадь, и без того неспешная в силу возраста, остановилась. Мельник собрался было простимулировать ее щелчком кнута, как откуда-то снизу донеслось:
– Здравствуйте. Подвезёте?
– А-а-а-а-а-а! – заорал испуганный мельник. – Кто здесь?!!
Сердце его забилось в груди, будто канарейка, к которой сквозь прутья клетки протянул лапу кот.
– Не бойтесь, я маленький и беззлобный, – вновь раздалось откуда-то из-под колеса.
Пытаясь глубоко дышать, чтобы хоть немного успокоиться, мельник осторожно перегнулся через край повозки и увидел чудо – маленького ёжика, стоящего на задних лапках. В передних зверек держал туго набитый чем-то узелок из ткани в горошек.
– Так подвезете? – повторил вопрос ёжик.
Мельник РІ который раз РІСЃРїРѕРјРЅРёР» историю Рѕ морочащей путников Рё живущей РІ лесу нечисти. Р? решил, что если отнесется Рє ней СЃРѕ всем уважением Рё почтением, то выпутается РёР· передряги СЃ минимальными потерями, Р° то Рё РІРѕРІСЃРµ без оных. Главное, подумал РѕРЅ, РЅРµ подавать РІРёРґСѓ, что боишься или удивлен. Подумаешь, говорящий РІ ночном туманном лесу ёжик. Обычное дело. Рђ вслух сказал:
– Здравствуй, ёжик. От чего ж не подвезти добрую зверушку, если по пути, – и предложил, стараясь разговаривать естественно: – Садись в телегу.
– Не могу, – всё так же флегматично сообщил ёжик. – Я маленький. У меня лапки.
– Я подсажу, – вызвался помочь мельник, соскакивая с телеги.
Подняв зверька, крестьянин усадил его на облучок и сам сел подле.
Ёжик расположился, будто человек, свесив задние лапки, продолжая прижимать узелок к пушистому животику.
– Стало быть, поехали? – поинтересовался мельник.
– Ага, – безэмоционально кивнул ёжик.
– Н-но! – прокричал мужчина и хлестнул лошадь кнутом.
Та нехотя зашагала сквозь туман. Положив узелок на коленки, ёжик, было, запел в своей флегматичной манере голосом, граничащим с обреченностью:
– Скрипели старые колеса у телеги. Кобыла шлепала копытом по грязи… – Но прервался и спросил у своего возницы: – До гнилых топей доедем?
– Ага, – кивнул мельник, с любопытством поглядывая на лесного духа, обернувшегося говорящим ежом. – В аккурат мимо них проезжать будем.
– Вы не переживайте, у меня есть чем оплатить дорогу, – заверил зверёк.
Страх стал отступать на задний план – его начало вытеснять любопытство.
– Мне-то, конечно, не сложно подбросить кого-то и бесплатно. За что ж деньги брать, если и так по пути? Тем более, не я везу, а лошадь. Но, признаюсь, не смогу отказаться от платы из любопытства: чем же может оплатить дорогу ёжик?
– Я к медвежонку еду, – издалека начал странный попутчик, – звезды считать.
– В таком тумане? – изумился мельник.
– Рђ какая разница? – ответил РІРѕРїСЂРѕСЃРѕРј РЅР° РІРѕРїСЂРѕСЃ ёжик. Р? продолжил: – Р?РЅРѕРіРґР°, РєРѕРіРґР° счет переваливает Р·Р° вторую тысячу, меня посещают идеи. Подозреваю, что медвежонок РІСЃС‘ же подмешивает что-то РІ чай, РЅРѕ РѕРґРЅР° показалась РјРЅРµ крайне любопытной. Солома – желтая.
– Так это известный факт! – перебил мельник.
– Р? золото желтое, – проигнорировал замечание ёжик. – Р? если Р±С‹ солому можно было выдавать Р·Р° золото, то это смогло Р±С‹ поправить чье-РЅРёР±СѓРґСЊ финансовое положение.
– Если бы за солому можно чего купить было, так я бы на мельнице спину не гнул, – мечтательно поддакнул мельник.
– А теперь представьте, уважаемый мельник, что солому, например, можно было бы использовать вместо пряжи, плетя из нее нить, ничем не отличающуюся от золота…

***

– Согласна, подмешивают что-то, – кивнула фея, – РЅРѕ РЅРµ медвежонок ёжику, Р° РІ РїРёРІРѕ трактирное что-то подмешивают. Р?наче, СЃ чего Р± папеньку так штырило?
– Да если б этой странной встречей дело ограничилось! – досадливо воскликнула королева.
– Ну-ну? – закинула фея ногу на ногу, всем своим видом показывая, что ожидает продолжения истории.
– Папенька, как домой приехал, запил сильно. Его каждый второй угостить хмельным был готов, лишь бы историю про говорящего ежа послушать, да посмеяться над дурачком.
– Не верили, значит?
– Конечно, не верили. Кто ж такую ахинею правдой посчитает. Однако, не все. Наушники королевские в таких злачных местах всегда отираются…
– Дай угадаю, – перебила фея. – Кто-то из них, видать, премию захотел внеурочную и историю папенькину приукрасил…
– РђРіР°! – кивнула королева. – Р? РІРѕС‚ тут-то РІСЃС‘ Рё завертелось.

***

Мельник стоял РЅР° коленях перед троном. Его мучило похмелье Рё страх перед королевской РѕСЃРѕР±РѕР№. РћРЅ лихорадочно вспоминал, чего наговорил вчера РїРѕ РїСЊСЏРЅРѕРјСѓ делу РІ корчме, Р·Р° что его могли Р±С‹ РЅРё свет РЅРё заря выдернуть РёР· теплой постели Рё насильно доставить РєРѕ РґРІРѕСЂСѓ. Р’ голову ничего РЅРµ приходило – вчерашний день был покрыт пеленой тумана, схожей СЃ тем самым, лесным, РІ котором мельник встретил говорящего ёжика СЃ узелком. Р?Р·-Р·Р° ёжика? Да РЅСѓ, глупости. Мало ли РїСЊСЏРЅРѕРіРѕ люда рассказывает диковинные истории РїРѕ корчмам? Да каждый второй!
– Так значит, ты утверждаешь, что дочка твоя, по ночам, с помощью ткацкого станка превращает солому в золото? – нарушил тишину король.
– Я… нет, ваше величество, ни в коем случае…
– А мне доложили, – король протянул руку, в которую кто-то из стоящих подле него советников вложил исписанный корявым почерком свиток, – что ты регулярно хвастаешься, будто у тебя есть методика, по которой ты солому превращаешь в золотую нить.
– Не было такого, ваше высочество! – взволнованно заявил мельник. Хотя сам уже сомневался в том, что на пьяную голову не приукрашивал историю.
– Я лично не слышал. Поэтому утверждать не берусь…
После этих слов у мельника отлегло от сердца. Ровно до следующей фразы короля, которая ускорила пульс крестьянина и вызвала легкое головокружение.
– …Но проверить обязан. Возьмем твою дочь и посадим на ночь за прялку в сарае с соломой. А если к утру солома не станет золотом, то, что ж, плакала и твоя голова, и дочкина. Другим в назидание.
– Дочку-то за что? – взмолился мельник. – Я-то мог и спьяну наболтать чего...
– Значит, не отрицаешь про солому и золото?
– Да это не я! Это ёжик всё! Я его подвёз как-то, а он мне теорию рассказал!
– Ёжик?
– Ну да, с узелком. Он еще лошадью моей восхищался. Говорил, что белый цвет – его любимый, – затараторил крестьянин, – а когда к топям подъехали, ёжика друг позвал. Прокричал так жалостно: «ё-о-о-ожик!».
– Другой ёжик что ль?
– Да нет! Медвежонок! – продолжал объяснять мельник. – Ну, я-то самого медвежонка не видел. Это ежик мне сказал, что его медвежонок зовет…
Король наклонил голову к советнику и спросил полушепотом:
– А он точно не ёбнутый?

***

– Р’РѕС‚ так меня РІРѕ дворец Рё привели. Заперли РІ сарае, приказали плести нить золотую РёР· соломы. Р?ли секир-башка будет, – развела руками королева.
– Дай-ка снова угадаю. Ты справилась.
– Хм… знала б ты, какой ценой.
Фея встала, подошла к низкому столику, взяла из вазочки яблоко и, с легкостью запрыгнув на подоконник, уселась, свесив ноги на улицу.
– Продолжай, – попросила фея, надкусив фрукт.

***

Когда двери сарая захлопнулись, дочь мельника нецензурно выругалась и, согнувшись, пошла вперед, вытянув руки. Нащупывая табуретку, она злобно бормотала себе под нос, обращаясь к отсутствующему в сарае отцу:
– Блин, папенька, если я отсюда живой выберусь, ей-богу, оболью твою седую задницу шнапсом и подожгу. На всю жизнь запомнишь, что алкоголь – это зло. Это ж надо, родную дочь так подставить.
Уселась на грубо сколоченный табурет, зажгла стоявшую рядом свечу, оглядела обстановку и тяжело вздохнула. Взяла с пола пучок соломы и попыталась приладить его к прялке. Неудачно. Немного посидела в тишине, нарушаемой лишь писком мышей, а потом расплакалась.
– Хули рыдаем? – послышалось откуда-то из темноты.
Резко всхлипнув, девушка прекратила плакать и, взяв свечу, вытянула руку с ней в тот угол сарая, из которого доносился голос.
– Кто здесь? – спросила она насторожено.
На свет вышел невысокий человечек, ростом с трехлетнего ребенка.
– Сдается мне, я могу кое в чём помочь, – вкрадчиво начал человечек.
– Правда? – обрадовалась девушка.
– Правда. Но это будет кое-чего стоить…

***

– Короче говоря, за три ночи он мне всю солому в золото превратил. В первую ночь я расплатилась с карликом ленточкой. Во вторую – колечком. А вот на третью ночь –лоханулась.
– Неужто девственность твою затребовал, а ты согласилась? – фея вытянула руку и, еще одно яблоко из вазочки само прыгнуло ей в ладонь.
– Если бы! – вздохнула королева. – Первенца попросил.
– Р? ты? – надкусив фрукт, спросила фея.
– Согласилась, дура.
– Самокритично, но честно, – констатировала фея и откусила еще кусок яблока.
– Да я ж думала, когда оно случится. Да и случится ли. А тут, видишь, король после таких чудес меня в жены взял.
– Я думаю! Дураком надо быть, чтоб такую выгоду для казны упустить, – фея отложила очередной огрызок и вновь протянула руку в сторону вазочки с фруктами. – От меня чего требуется? Защитить первенца? Переубедить карлика? Создать муляж младенца, чтобы ему впарить?
– Р?РјСЏ его узнать?
– На кой?

***

Младенец спал плохо. А вместе с ним плохо спала королева. За окном стояла глубокая ночь, когда на пятно льющегося в комнату сквозь проем окна лунного света упала тень.
– Я пришел за обещанным, – услышала знакомый голос королева.
Она помнила о данном в сарае обещании и давно размышляла, как выкрутиться из ситуации, если карлик вдруг действительно явится и затребует ребенка.
– Может, деньгами? – предложила королева.
– А логика не хромает? – поинтересовался карлик.
– Почему это?
– Ну а сама как думаешь?
– Так и будем вопросом на вопрос отвечать?
Карлик вздохнул и принялся объяснять. Но начал всё равно с вопроса.
– Как думаешь, если я могу плести золото из соломы, возьму ли я деньги?
– А почему бы и нет?
Карлик покачал головой.
– Я ведь могу и стражу позвать, – пригрозила королева, – тогда ты ни с чем останешься.
В воздухе затрещали маленькие молнии, запахло озоном, и карлик почти мгновенно увеличился в размерах, подперев головой в потолок. Лицо его стало безобразным, зубы острыми, словно кинжалы, а глаза загорелись красными угольями. Когтистая лапа распростерлась над детской кроваткой.
– Зови, – согласился он. – Но в таком случае я не даю никаких гарантий, что малыш выживет.
Р?спуганная королева собралась было закричать, РЅРѕ монстр остановил ее, поднеся уродливый когтистый палец Рє СЃРІРѕРёРј губам Рё прошипев:
– Т-с-с-с-с-с.
– Пожалуйста, – одними губами проговорила королева. – Я все поняла. Дай мне хоть какой-то шанс. Пожалуйста.
– Хм… – монстр стал уменьшаться в размерах и когда, наконец, принял свой безобидный облик, сказал: – Жалко мне тебя, конечно. Но уговор есть уговор. Поэтому, шанс я тебе хоть и дам, но призрачный.
Королева часто-часто закивала. РћРЅР° была согласна Рё РЅР° призрачный шанс. Главное, что этот шанс был. Р? карлик выдвинул условие:
– Завтра после заката РїСЂРёРґСѓ. Р? РґРѕ утра будешь РјРѕС‘ РёРјСЏ отгадывать. Угадаешь – так Рё быть, откажусь РѕС‚ того, что ты РјРЅРµ обещала. Рђ РЅРµ угадаешь, – карлик РєРёРІРЅСѓР» РІ сторону детской кроватки Рё развел руками, – РЅРµ обессудь.

***
Фея, наморщив лоб, дослушала историю и спросила королеву:
– Сколько, говоришь, шпулек золота накрутил этот задорный карлик?
– Шестьсот шестьдесят шесть.
– Шес… сколько?
– Шестьсот шестьдесят шесть, – с готовностью повторила королева.
– Знаю! – хлопнула себя по бедру ладонью фея, – знаю, откуда ноги растут. Кстати, вот все эти шпульки и есть моя цена за решение вопроса.
Королева кивнула.

***

Мефистофель, прикрыв глаза, развалился в шезлонге и попивал мартини.
– Мефик, дружище, а ты чего не раздетый? Ты на пляже или где? Хотя бы камзол снял.
Мятежный дух приоткрыл один глаз и посмотрел на фею.
– Я не загорать пришел.
– Ну да, – согласилась фея, оглядывая пейзаж, – на море Лаптевых особенно и не позагораешь.
– После адского пекла это идеальный курорт, – заверил Мефистофель.
– Ну, собственно, действительно, чего я лезу-то, – согласилась волшебница. – А скажи мне, мой рогатый друг, есть ли среди ваших демон, который умеет солому в золото превращать?
– Не припомню такого, – отпив мартини, лениво ответил Мефистофель.
– Хреново.
– Чего это вдруг?
– Такой искусный мастер, а я с ним и не знакома, – всплеснула руками фея. – Вот и подумала, что было бы неплохо.
– Машенька, милая, твоя меркантильность иногда поражает даже меня. А я, поверь, повидал на своем веку жадных до золота людишек.
– Вот поверь, Мефик, в этот раз деньги – второстепенная причина. На первом месте некоторые вопросы ювенального характера.
Мефистофель немного помолчал, а затем, все так же, не открывая глаз, сообщил:
– Был один, веков эдак двадцать пять тому назад.
– А ну-ка, ну… – заинтересовалась фея, угодливо подливая бесу мартини.
– У него дар был, превращать всё в золото. Как-то он над одним царем прикололся. Явился ему в образе Бахуса и дар свой на время передал. Царь сначала обрадовался и давай ко всему подряд прикасаться. Довольный ходил! А потом ему пожрать приспичило. Он за что не схватится – всё в золото. Так его с ложечки кормили.
Фея хихикнула, представив себе бедолагу-царя.
– Но не это главное! – продолжил Мефистофель. – Ему ж в какой-то момент в туалет захотелось…
Фея захохотала еще громче. А отсмеявшись, спросила:
– Так где говоришь этот демон сейчас?
– А выгнали его из ада, – махнул рукой Мефистофель. – Скитается где-то по земле. Он, как хоббит, любит норки и пригорки.
– А зовут-то его как?
– Вот, честно, не помню. Что он мне двадцать тысяч грешных душ проиграл и не отдал – помню. А как зовут… не то РомперСтомпер, не то Шикельгрубер…
– РќРµ Шикельгрубер, точно. Шикельгрубера РјС‹ СЃ Р?осифом Виссарионовичем того... – фея комично свела глаза РІ кучу Рё высунула язык, изображая РїРѕРєРѕР№РЅРёРєР°. – Ладно, разберусь.
Р?, взмахнув волшебной палочкой, исчезла.
– Про Шикельгрубера я в курсе, – пробормотал оставшийся в одиночестве Мефистофель.

***

Под вековым дубом, скованный магическими путами, сидел человечек размером с трехлетнего ребенка. Взгляд его был испуганным. Подле, заложив руки за спину, прохаживалась фея.
– Значит так, Камбербетч недоделанный!
– Я бы попросил вас…
– Попросил бы он. Ты б еще потребовал! – иронично предложила фея.
– Но моё имя не Камбербетч.
– А я разве сравнила тебя с Камбербетчем? – фея вопросительно посмотрела на маленького человечка. – Ты что, вживался в роль Шерлока или Доктора Стренджа?
Последняя фраза ввела человечка в окончательный ступор.
– Но вы же сказали… – начал, было, он.
– Да, сказала. Но так же я сказала, что ты – не-до-де-лан-ный, – произнесла фея по слогам. – Понял, Крякозябр?
После каждой новой словесной конструкции фея внимательно следила за реакцией демона, сидящего в теле карлика. Пока что тот не проявлял себя подозрительно, слыша вычурные имена из уст волшебницы. Только корчил обиженную физиономию.
– Да не Кракозябр я! – грустно заверил он.
– Кракозябр-кракозябр, – заверила фея. – Натуральный.
– Да почему…
– По кочану! – отрезала фея. – Нормального человека, даже такого маленького, Брандышмыгом не назовут.
– Бранды… чем? – опешил человечек…
Фея наигранно вздохнула. Обвела пригорок взглядом, говорящим «Господи, с какими идиотами приходится работать» и констатировала:
– Р? Кэррола РЅРµ читал.
– Кэррола?
– Зовут-то тебя как? – проигнорировала вопрос фея, прикладывая ладонь к уху. – Я не расслышала.
– Я не называл имени, – вкрадчиво проговорил человечек.
– РўС‹. Сейчас. РЎСѓРєР°. Пел, – чеканя слова, стала объяснять фея. – Р? РІ песенке. Было. РўРІРѕС‘. Р?РјСЏ.
На слове «твоё» фея ткнула человечка волшебной палочкой в грудь. Тот поморщился, но смолчал. Глаза его бегали, будто пытаясь разглядеть правильную ответную фразу за спиной у волшебницы. Раскрывать имени он не планировал. Но не из-за предрассудков или боязни проклятия.
– Моё имя – это мое имя.
– Мне понимать это как «нет»? – уточнила фея.
Человечек молчал.
– Ладно, Кандибобер, можешь молчать и дальше. Но, только учти, совсем скоро мне надоест и я тебя Мефику сдам. А ты ему, как мне помнится, должен кое-чего.
– Не надо меня сдавать, дорогая фея, – испуганно простонал карлик… – у меня перед ним должок со времен ада. А он за долги строго спрашивает.
– Я в курсе про должок. Но сдам тебя не поэтому. Ты все это время выделывался, а теперь говоришь: дорогая фея, прошу, не сдавай меня. Но ты просишь без уважения, ты не предлагаешь что-то взамен, ты даже не назвал мне своего имени.
Р? тут человечка прорвало.
– Румпельштильцхен меня зовут! Румпельштильцхен! – закричал карлик. – Только не сдавай Мефистофелю!
– Бля, – пробормотала фея, – сама б никогда не догадалась. Чего ж ты к королеве-то полез?
– Преемник мне нужен был. Это тело уже никуда не годится. Старое, дряхлое. Здешние оболочки очень быстро приходят в негодность. А из ада меня навечно выперли. Вот и кручусь, как могу.
– Ладно, РїРѕР№РґСѓ СЏ, – проигнорировала откровения Румпельштильцхена фея. – РњРЅРµ еще через весь лес Рє замку добираться. Золотые РЅРёС‚Р
read the full story

Leave comment

TEST Test